Меню Рубрики

После операции на груди может ли болеть рука

Хронический постторакотомический болевой синдром (ХПТБС), согласно определению международной ассоциации по изучению боли (IASP), — это рецидивирующая или сохраняющаяся по крайней мере в течение 2 месяцев после хирургического вмешательства боль в области торакотомного рубца.

Первое упоминание в литературе о ХПТБС датируется 1944 г. Формирование хронической боли было отмечено у пациентов, перенесших торакотомию по поводу ранения грудной клетки в период Второй мировой войны. В те годы данный болевой синдром называли хронической межреберной болью. До 90-х гг. прошлого века возникновение ХПТБС у больных раком легкого после операции связывали с рецидивом злокачественного заболевания.

По данным Pluijms W. A. хронический болевой синдром после торакотомий возникал у 52% оперированных больных, при этом 32% опрошенных описывали свою боль как слабую, 16% — как умеренную и 3% — как сильную. В исследовании, проведенном Perttunen K. и соавт., частота развития ХПТБС достигала 80%. При оценке результатов лечения 79 пациентов, перенесших трансплантацию легких, хронический болевой синдром наблюдали у 18% пациентов, при этом боль была умеренной у 10%, сильной у 5%. По данным других авторов, хронический болевой синдром после торакотомий наблюдался у 40% пациентов, из них у 25% боль была нейропатической (связанной с повреждением нервов), а после торакоскопий у 47% больных, из них у 19% — нейропатическая.

Было также отмечено, что при наличии нейропатического компонента интенсивность боли была выше. Утверждается, что появление боли преимущественно нейропатического происхождения в раннем послеоперационном периоде коррелирует с развитием хронической нейропатической боли через 3 мес после операции. По данным Searle R. D. непосредственно после операции нейропатическая боль наблюдалась у 8%, а через 3 мес у 22% пациентов.

Точные механизмы развития хронического болевого синдрома после операций на грудной клетке до сих пор не ясны. Полагают, что в его развитии важную роль играют миофасциальный и нейропатический компоненты. Однако иногда причины могут быть неожиданными. Так, DiMarco наблюдал персистирующую боль в грудной клетке у пациента, которому была произведена открытая биопсия легкого. При обследовании по поводу сохраняющегося болевого синдрома автор обнаружил подкожное грыжевое выпячивание паренхимы легкого. Через 3 нед после оперативного вмешательства по устранению грыжи легкого болевой синдром исчез.

Хроническая боль чаще локализуется в области торакотомного рубца, но болевые ощущения также могут встречаться в других участках соответствующей половины грудной клетки, в подреберье и области лопатки. Болевой синдром носит постоянный или приступообразный характер и может усиливаться при поднятии тяжестей, быстром изменении погоды и влажности.

Ряд исследователей провели оценку влияния ХПТБС на качество жизни пациентов. По данным Pertunen, 50% пациентов, оперированных на грудной клетке, отмечали ограничение нормальной повседневной активности через 12 мес после оперативного вмешательства. Нарушение сна возникало у 25-30% больных с ХПТБС.

Ochroch и соавт. оценивали физическую активность у пациентов с помощью шкалы SF-36 до операции, а также через 4, 8, 12, 24, 36 и 48 нед после перенесенной торакотомии. В течение первых недель после хирургического вмешательства физическая активность пациентов была значительно снижена, со временем она стабилизировалась, однако даже к 48-й нед не достигала исходного уровня.

Maguire провел 7-летнее ретроспективное наблюдение 610 пациентов, перенесших торакотомию. Автор пришел к выводу, что 40% пациентов продолжали принимать анальгетики, 45,5% больных рассматривали болевой синдром как свою ключевую проблему, у 40% пациентов болевой синдром ограничивал ежедневную активность, а 15% обращались за помощью к специалистам по лечению боли. Больные, у которых был выявлен нейропатический компонент боли, отмечали большую интенсивность болевого синдрома, потребность в анальгетиках, а также более выраженное ограничение физической активности.

Известно, что на выраженность, частоту и длительность хронических болевых синдромов могут влиять социодемографические, генетические факторы, индивидуальная болевая чувствительность, психоэмоциональный статус, а также качество обезболивания в послеоперационном периоде. Изучение степени значимости каждого фактора риска формирования хронической боли, а также принятие их во внимание при планировании схем периоперационного обезболивания могут быть очень перспективными в плане улучшения исхода заболевания.

Предоперационные факторы риска. Данные литературы свидетельствуют о том, что женский пол, молодой возраст, наличие боли в грудной клетке и применение опиоидов с целью обезболивания в предоперационном периоде коррелируют с увеличением вероятности формирования хронического болевого синдрома после операций на грудной клетке. Индивидуальные психологические факторы, такие как катастрофизация боли, тревожность и депрессия, вероятно, не связаны с развитием ХПТБС.

Хирургические факторы. Предполагается, что возникновению ХПТБС способствуют повреждение во время операции межреберных мышц, нервов, травма ребер, применение неоптимальных способов сопоставления ребер, наличие дренажей в плевральной полости, вывихи реберно-позвоночных суставов.

К настоящему времени представлены четкие доказательства, подтверждающие, что повреждение межреберных нервов во время торакотомии приводит к формированию хронической боли. Одной из основных причин травмы межреберных нервов является использование металлического реберного ретрактора. Так, в исследовании Rogers и соавт. было показано, что непосредственно после наложения ретрактора развивается нарушение проводимости по межреберным нервам.

По мнению авторов, использование реберного ретрактора может провоцировать два вида повреждения нервов: ишемическое — вследствие непосредственного их сдавливания, и травматическое — в результате натяжения. Было отмечено, что травме ретрактором наиболее подвержены миелинизированные Аβ- и Aδ-волокна, повреждение которых играет важную роль в развитии хронической боли после торакотомий. Немиелинизированные С-волокна, как правило, не подвергаются повреждению ретрактором и не участвуют в возникновении ХПТБС.

Показано, что интенсивность болевого синдрома через месяц после торакотомии коррелировала со степенью повреждения межреберных нервов. Однако в исследовании Maguire и соавт. степень интраоперационного повреждения межреберных нервов не соотносилась с частотой развития хронической боли через 3 мес после операции.

Wildgaard и соавт. провели нейрофизиологическое исследование у 2 групп пациентов (с хронической болью в грудной клетке и без нее) через 3 года после торакотомии. Анализируя результаты исследования, авторы пришли к выводу, что повреждение межреберных нервов имело место у пациентов обеих групп, о чем свидетельствовало увеличение тактильной и холодовой чувствительности на оперированной стороне по сравнению с интактной. При этом у лиц с хронической болью наблюдали комбинацию увеличения порога температурной чувствительности с холодовой гиперестезией, что свидетельствовало о более тяжелом повреждении нервов.

Связь тракции ребер с повреждением межрёберных нервов продемонстрирована в исследовании Buvanendran A. на крысах. В данной работе сравнивали исходы заболевания у животных с наложенным реберным ретрактором в течение 5, 30 и 60 мин после произведенных торакотомий с контрольной группой, в которой ретракторы не использовались. Через 2 нед после оперативного вмешательства аллодинию (болевое ощущение, возникающее в ответ на раздражение, которое в норме не вызывает боль) наблюдали у 50% крыс, перенесших 60-минутную тракцию ребер, у 11 и 10% крыс, у которых тракция ребер продолжалась 5 и 30 мин соответственно. При проведении гистологического исследования у крыс с явлениями аллодинии наблюдалось обширное повреждение аксона межреберных нервов.

Benedetti с коллегами сравнивали степень повреждения межреберных нервов через месяц после хирургического вмешательства у пациентов, подвергшихся стандартной заднебоковой и мышечно-сберегающей торакотомии. Основными методами исследования были оценка изменения амплитуды поверхностных брюшных рефлексов и соматосенсорных вызванных потенциалов в области разреза. У больных, перенесших заднебоковую торакотомию, изменение этих показателей свидетельствовало о большей степени повреждения межреберных нервов, также наблюдалась корреляция этих изменений с болью в грудной клетке через месяц после операции. Однако по данным Landreneau (общая выборка 335 человек) и Ochroch (120 человек) не наблюдалось значимых различий в развитии хронической боли в грудной клетке через 12 мес после мышечно-сберегающей и стандартной торакотомии.

Сообщаются различные данные относительно развития хронической боли в грудной клетке после резекции ребер. В ретроспективном анализе клинических исходов 883 торакотомий было показано наличие боли в грудной клетке через 2 мес после операции у 16,8% больных, которым была выполнена резекция ребер и у 24,8% пациентов с сохранением ребер при выполнении торакотомии. Вероятно, тракция ребер у описанных больных приводила к худшим результатам, чем их резекция.

Напротив, Hansen, анализируя данные 230 пациентов, подвергшихся торакотомии или тораколапаротомии, обратил внимание на тот факт, что стойкая невралгия наблюдалась значительно чаще у пациентов, которым была выполнена резекция ребер (14,8%), чем у пациентов без резекции (3,1%).

В исследовании Cerfolio интенсивность болевого синдрома в грудной клетке через 2 нед, 1, 2 и 3 мес после операции была меньше у больных, которым в процессе ушивания раны грудной клетки накладывали специальные внутриреберные швы, по сравнению с группой пациентов с традиционными перикостальными швами.

Торакоскопии сопровождаются меньшей интенсивностью боли и потребностью в анальгетиках у пациентов в послеоперационном периоде в сравнении как с мышечно-сберегающей, так и со стандартной торакотомией. Однако не наблюдалось различий в развитии хронического болевого синдрома в грудной клетке у больных после открытых торакотомий и торакоскопических операций.

Так, у пациентов, перенесших торакоскопическую плеврэктомию по поводу спонтанного пневмоторакса, развитие хронического болевого синдрома в грудной клетке наблюдалось в 47,1% случаев. При обследовании больных через 30-34 мес после торакоскопической лобэктомии было отмечено увеличение порога чувствительности Аβ-, Аδ- и С-волокон на оперированной стороне, в сравнении с интактной.

В одной из работ авторы анализировали степень повреждения межреберных нервов посредством определения порога ощущения тока у пациентов, подвергшихся трем видам вмешательств на грудной клетке: торакоскопии, видеоассистированной миниторакотомии с наложением металлического реберного ретрактора и традиционной торакотомии. Было показано, что функция миелинизированных Аβ-, Аδ-волокон значительно ухудшается при торакотомиях с применением металлического ретрактора, в сравнении с торакоскопиями, т. е. подтверждался факт, что миелинизированные нервные волокна очень чувствительны к компрессии.

Через 3 мес после оперативного вмешательства у пациентов, перенесших торакоскопию, болевой синдром отсутствовал, в то время как в других группах наблюдался в 70%. Milton R. описал случай развития хронической боли в области верхушки легкого у пациента, которому были выполнены торакоскопия и плевродез тальком по поводу спонтанного пневмоторакса. На компьютерной томографии груди у него выявлялось утолщение париетальной плевры (особенно в области верхушки легкого), которое, очевидно, было связано с химическим воздействием талька. Через 2 года после торакоскопии пациенту выполнили торакотомию и удаление обширно измененной плевры. Через 3 мес после этого оперативного вмешательства потребность в анальгетиках исчезла.

Известно, что, чем более выраженной является боль в послеоперационном периоде торакотомий и чем менее качественное обезболивание в этот период, тем чаще формируется ХПТБС. По-видимому, для достижения оптимального результата имеет значение превентивность обезболивания.

В своем исследовании Obata указывает на статистически значимо меньшее количество случаев развития хронической боли в грудной клетке (33%) у больных, которым начинали эпидуральную анестезию (ЭА) до разреза кожи и далее продолжали ее в послеоперационном периоде, по сравнению с контрольной группой, в которой ЭА начинали только в послеоперационном периоде (ХПТБС у 67% пациентов).

В работе, проведенной Senturk М. и соавт., сравнивалась эффективность трех различных методик анальгезии (грудная ЭА, начатая до операции, грудная ЭА, начатая только в послеоперационном периоде, контролируемая пациентом внутривенная анальгезия морфином) в отношении вероятности снижения частоты развития ХПТБС. Появление хронического болевого синдрома наблюдали значительно реже в группе больных, получавших превентивно торакальную ЭА, в сравнении с пациентами, которым проводилось контролируемое пациентом обезболивание (КПО) морфином, но не наблюдали значимых различий между группами больных, получавших грудную ЭА в послеоперационном периоде и КПО морфином.

В исследовании Salengros J. C. и соавт. у пациентов с превентивным применением ЭА наблюдались меньшее распространение зоны аллодинии вокруг операционной раны и меньшая частота развития хронической боли, в сравнении с группой пациентов, которым ЭА начиналась только в конце операции. Таким образом, применение упреждающей ЭА с последующим послеоперационным эпидуральным обезболиванием позволяет уменьшить частоту развития хронической боли в грудной клетке после торакотомий.

Jun-Gol Song и соавт. сравнивали частоту развития хронической боли в грудной клетке у пациентов, которым торакотомию выполняли в условиях тотальной внутривенной анестезии (пропофол, ремифентанил) или ингаляционной анестезии севофлураном, при этом в обеих группах преемптивно применялась ЭА ропивакаином. По результатам работы авторы сделали заключение, что применение тотальной внутривенной анестезии может способствовать уменьшению вероятности формирования хронической постторакотомической боли.

У пациентов, перенесших оперативные вмешательства на молочной железе, распространенность хронического болевого синдрома (в формировании которого, как и после торакальных операций велика роль нейропатического компонента) была ниже в случаях, когда превентивно была выполнена паравертебральная блокада (ПВБ) по сравнению с контрольной группой (подкожное введение физиологического раствора в паравертебральной области). В ретроспективном исследовании Lopes Ribeiro показано, что частота формирования ХПТБС не различалась у пациентов, которым в послеоперационном периоде выполняли грудную ПВБ и ЭА.

Метод введения малых доз кетамина (менее 1 мкг/кг) неплохо зарекомендовал себя для лечения острой боли, особенно у пациентов, имеющих толерантность к опиоидным анальгетикам, однако целесообразность применения кетамина с целью профилактики развития ХПТБС до сих пор не очевидна.

В исследовании Duale C. интраоперационное применение малых доз кетамина (1 мг/ кг/ч) и последующее его введение после операции не приводили к снижению частоты формирования хронической боли в сравнении с контрольной группой. В исследовании Ryu H. G. превентивное эпидуральное введение кетамина (1,2 мг/ч) также не влияло на частоту развития хронического болевого синдрома, аллодинии и гипоэстезии у больных после торакотомии. Однако в исследовании Sano M. у пациентов, которым проводили упреждающее введение кетамина и последующую его инфузию во время операции, наблюдали снижение интенсивности ХПТБС.

Одним из методов обезболивания в торакальной хирургии является межреберная блокада. E. Doyle и соавт. попытались определить оптимальные сроки проведения межреберной блокады, однако, независимо от времени ее выполнения (до начала вмешательства или к концу операции), частота развития хронической боли оставалась неизменной.

Предпринимались попытки лечения постторакотомической боли при помощи метода крио-анальгезии, который заключается в воздействии низкой температуры на нервы с целью обезболивания. Процедура осуществляется посредством выпускания под повышенным давлением паров закиси азота (N2O) через узкое отверстие на верхушке специального криозонда. Замораживание происходит в результате расходования тепла на испарения N2O (или CO2). Температура снижается до -75°С на верхушке зонда и до -20°С в охлаждаемом нерве. В единственном доступном нам исследовании было показано, что применение крио-анальгезии приводит к увеличению вероятности формирования хронической боли.

Читайте также:  Болит плечевой сустав при отведении руки назад

Лечение хронической боли начинается с установления типа болевого синдрома и его причины. Прежде всего необходимо исключить онкологическую причину болевого синдрома, т. к. лечение онкологической боли имеет свои принципы и может включать химио- или лучевую терапию. Затем целесообразно с помощью скрининговых тестов установить — не является ли боль нейропатической (что свойственно ХПТБС). В настоящее время имеется ограниченное количество исследований, посвященных лечению ХПТБС.

Чаще всего сообщалось о результатах применения противосудорожных препаратов. Matsutani N. описал серию случаев успешного лечения хронической боли у больных, перенесших торакотомию прегабалином. Однако у половины пациентов, включенных в исследование, отмечалось появление в процессе лечения сонливости, которая регрессировала после уменьшения дозы препарата вдвое (со 150 до 75 мг).

Sihoe и соавт. отметили положительный эффект лечения габапентином (уменьшение интенсивности боли и парестезии) у пациентов с болью, рефрактерной к лечению и сохраняющейся более 4 нед после торакальной операции или травмы грудной клетки. Solak O. и соавт. продемонстрировали большую эффективность и безопасность применения габапентина в лечении ХПТБС в сравнении с НПВС.

Предпринимались и другие попытки лечения ХПТБС. Так, трансдермальное применение нитроглицерина (5 мг в сут) в сочетании с НПВП оказалось более эффективным в лечении хронической боли у пациентов после торакальных операций, чем изолированный прием НПВП.

Эпидуральное введение смеси клонидина и метилпреднизолона привело к снижению интенсивности болевого синдрома у больных через 3 нед, 6 мес после лечения, в сравнении с группой пациентов, которым такое лечение не проводилось.

Fabregat G. и соавт. отметили уменьшение боли у пациентки резистентной к стандартной терапии ХПТБС через 12 нед после подкожного введения ботулотоксина типа А в наиболее болезненные участки грудной клетки.

Описан случай успешного лечения ХПТБС с помощью стимуляции спинного мозга у пациента, перенесшего экстирпацию пищевода. Ранее проводимое традиционное лечение габапентином, парацетамолом и эпидуральными инъекциями метилпреднизолона с бупивакаином у этого больного не было эффективным.

Koethe Y. сообщил об успешном лечении пациента с ХПТБС посредством криоабляции (под контролем компьютерной томографии) межреберного (T6) нерва. После выполнения процедуры у пациента отметили облегчение боли в течение 8 нед.

Описан случай лечения больного с ХПТБС после перенесенной операции по поводу буллезной болезни легких. У пациента с выраженным болевым синдромом (8-9 см по ВАШ), резистентным к терапии амитриптилином, карбамазепином, габапентином и парацетамолом с кодеином после проведения чрескожной электростимуляции нервов грудной клетки болевой синдром значительно уменьшился (до 0-1 см по ВАШ).

В связи с отсутствием убедительной доказательной базы, посвященной лечению ХПТБС, его терапия традиционно проводится по принципам, используемым при лечении нейропатической боли. Наиболее часто применяются препараты из четырех фармакологических групп: антидепрессанты (трициклические, ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина), габапентиноиды, опиоиды и местноанестезирующие средства.

Из нефармакологических методов лечения хронической боли применяют чрескожную стимуляцию периферических нервов, высокочастотную пульсовую стимуляцию межреберных нервов, ганглиев задних корешков спинного мозга.

Хронический постторакотомический болевой синдром — осложнение, возникающее у большинства пациентов, перенесших торакотомию (до 80%). Несмотря на то что больные часто описывают свою боль как слабую и умеренную, они отмечают, что болевой синдром в значительной степени ухудшает качество жизни, нарушает работоспособность. Точные механизмы развития ХПТБС до сих пор неизвестны, но полагают, что в его развитии важную роль играют миофасциальный и нейропатический компоненты.

Известно, что чем более выраженной является послеоперационная боль и чем хуже обезболивание после перенесенной торакотомии, тем чаще формируется ХПТБС. Повреждение межреберных нервов во время торакотомии является одной из основных причин формирования хронической боли, нейропатический характер боли выявляется почти у половины больных с ХПТБС. У пациентов с нейропатической болью, как правило, отмечается большая интенсивность болевого синдрома, возрастает потребность в анальгетиках, а также наблюдается более выраженное ограничение физической активности.

Таким образом, регионарные методы анальгезии получили широкое распространение в торакальной хирургии. Использование продленной эпидуральной анестезии или паравертебральной блокады считается в этой области золотым стандартом обезболивания, т. к. способствует комфортному течению послеоперационного периода, снижению количества легочных осложнений, а также уменьшению частоты формирования ХПТБС.

Очевидно, что профилактика хронических болевых синдромов менее сложна и затратна, нежели их лечение. В случаях, если ХПТБС все же развивается, прежде всего необходимо исключить рецидив онкологического заболевания как причину боли. Терапия ХПТБС сложна и требует применения мультидисциплинарного подхода, однако при правильной организации работы и хорошей квалификации специалистов постепенно удается добиться улучшения состояния пациентов.

источник

Постмастэктомический болевой синдром (PMPS) является признанным осложнением операции на груди, хотя мало известно о долгосрочном исходе этого состояния хронической боли. В 1996 году Смит и др. Определили показатель распространенности ПМПС в 43% среди 408 женщин в регионе Грампиан, Северо-Восточная Шотландия. Целью этого исследования было оценить долгосрочный результат через 7-12 лет после операции в этой когорте женщин, описать естественную историю ПМПС и влияние боли на качество жизни. Хроническую боль и качество жизни оценивали с использованием Анкеты Макгиллской боли (MPQ) и короткой формы-36 (SF-36). Из 175 женщин, сообщивших о PMPS в 1996 году, 138 имели право на повторную проверку вопросников в 2002 году. Среднее время после операции составляло 9 лет (с.г. 1,8 года). Был достигнут коэффициент ответа 82% (113 из 138); 59 из 113 (52%) женщин сообщили о продолжении ПМПС, а 54 из 113 (48%) женщин сообщили, что их ПМПС разрешили со времени предыдущего обследования в 1996 году. Показатели качества жизни были значительно ниже у женщин с постоянным ПМПС по сравнению с теми женщинами чья боль разрешилась. Однако для женщин с устойчивым ПМПС показатели SF-36 со временем улучшились. Факторы риска для постоянных ПМПС включали более молодой возраст и более тяжелый вес. Это исследование показало, что женщины, представившие PMPS в 1996 году, половина опрошенных в 2002 году продолжали испытывать PMPS в среднем через 9 лет после операции.

Синдром боли после мастэктомии (PMPS) является хроническим болевым заболеванием, обычно невропатическим по своей природе, которое может возникать после операции на груди. Стойкая боль после мастэктомии была впервые сообщена в 1970-х годах, характеризующаяся как тусклое, жгучее и больное ощущение в передней грудной клетке, руке и подмышечной впадине, усугубляемое движением плечевого пояса (Wood, 1978). Позднее хроническая боль сообщалась после других процедур молочной железы, включая люмпэктомию, реконструкцию груди, увеличение и уменьшение (Wallace et al, 1996; Carpenter et al, 1998). Точная причина PMPS неясна, но постулируются различные этиологические теории, в том числе диссекция межсоставного нерва, интраоперационное повреждение подмышечных путей и боль, вызванная нейромой (Vecht et al, 1989; Wallace et al, 1996; Jung et al. , 2003).

Стандартного определения для ПМПС нет, хотя Международная ассоциация по изучению боли определила хроническую боль, которая сохраняется за пределами обычного времени заживления 3 месяца (IASP, 1986). Частота PMPS колеблется от 4 до 56% в зависимости от используемого определения и метода оценки (Vecht et al, 1989; Tasmuth et al, 1995; Wallace et al, 1996). Хотя данные об эпидемиологии ПМПС растут, мало что известно о факторах риска развития ПМПС или о долгосрочном результате этого хронического состояния боли (Jung et al, 2003).

В 1996 году было проведено эпидемиологическое исследование для определения распространенности хронической боли у женщин, подвергшихся мастэктомии при раке молочной железы в регионе Грампиан, Северо-Восточная Шотландия (Smith et al, 1999). Совокупная распространенность 43% (175 из 408 женщин) была зарегистрирована через три года (в среднем) после операции. Цель этого последующего исследования заключалась в исследовании долгосрочного результата у 175 женщин, сообщивших PMPS. Конкретные цели заключались в оценке долгосрочного прогноза, факторов риска и качества жизни в этой группе выживших женщин, которые находились между 7 и 12 годами после операции во время второго наблюдения.

Для оценки результатов женщин, подвергшихся процедуре мастэктомии (OPCS-4 Operation Bodes B272-B279), в 1990-1995 годах была проведена схема когортного исследования, в которую были включены шесть категорий мастэктомии: общее, подкожное, удаление как грудные мышцы, удаление грудного минор, другие и неуточненные. В 1996 году было обследовано 408 женщин; из них 175 женщин сообщили PMPS и имели право на последующие мероприятия в 2002 году. Из 175 женщин, сообщивших PMPS, 149 (85%) имели общую мастэктомию. Этическое одобрение последующего исследования было предоставлено Комитетом по этике исследований грэмпианцев NHS Grampian и Университетом Абердина.

Уникальный идентификатор индекса здоровья сообщества был использован Советом здоровья Грампиана для проверки жизненно важного статуса, текущего адреса и врача общей практики (ГП) для 175 женщин. Пациенты, которые сейчас проживают за пределами региона Грампиан, не были отслежены. Письма были отправлены врачам общей практики для каждого пациента, чтобы сообщить им об исследовании и избежать неуместного расследования.

Хроническая боль определялась как ПМПС, основанная на трех критериях: характере, местонахождении и сроках боли. Те же критерии для PMPS использовались в оба момента времени для обеспечения сопоставимости. Природа боли оценивалась по невропатическим характеристикам, включая онемение, штыри и иглы, сжигание или колоть. Место боли было записано как та же сторона операции, грудной стенки, подмышечной впадины или ипсилатеральной руки. Сроки боли определялись как сохраняющиеся либо непрерывно, либо прерывисто дольше, чем нормальное время заживления 3 месяца (IASP, 1986). Кумулятивная распространенность учитывает изменчивость начала и продолжительности боли, что указывает на число женщин с постоянным или прерывистым PMPS между двумя точками наблюдения. Распределение по точкам было использовано для обозначения женщин, представляющих PMPS, в фактический день второго обследования.

Инструмент обследования основывался на базовом вопроснике PMPS с незначительными изменениями для учета изменений в сроках (Smith et al, 1999). Качество жизни оценивали с использованием короткой формы-36 (SF-36) (Ware et al, 1993). Характеристики боли определяли количественно с использованием анкеты Макгиллской боли (MPQ) и опроса Pain Service в Калифорнии и Сан-Франциско (UCSF) (Melzack, 1983; Fields, 1987). Пациентов просили заполнить диаграммы боли в верхней части тела, используя разные графические символы для онемения, штырей и игл, горения, колоть и боли (Boureau et al, 1990). Секреты бесплатного текста были включены для женщин, чтобы описать их опыт боли, ограничений повседневной деятельности и стратегий преодоления. Анкеты были отправлены с сопроводительным письмом и пронумерованным обращенным конвертом; одно напоминание было отправлено через 3 недели.

Данные анализировались с использованием SPSS для Windows (версия 11.0). P-значения менее 0,05 считались статистически значимыми. MPQ анализировали с использованием трех методов, описанных McDowell и Newell (1987): индекс оценки боли с использованием значений весового веса (PRI); индекс оценки боли с использованием значений взвешенного ранга (PRI-R); количество выбранных слов (NWC) в соответствии с анализом исходных данных (Bruce et al, 2004). Для вопросника UCSF сообщалось о числе женщин с симптомами. Для упорядоченных категориальных переменных использовался тест χ2 для тренда. Независимые образцы t-тестов были использованы для сравнения групп боли и обезболивания. Для сравнения средних значений MPQ и SF-36 с течением времени использовались парные t-тесты. Множественная регрессия использовалась для сравнения доменов SF-36 между группами боли; анализ был скорректирован на возраст, чтобы учитывать известную взаимосвязь между возрастанием возраста и более низким качеством жизни. Стандартный синтаксис использовался для расчета баллов SF-36, где ответы были суммированы и преобразованы для генерации оценок размеров от 0 (плохое состояние здоровья) до 100 (отличное здоровье).

Из 175 женщин с ПМПС, имеющих право на последующее наблюдение в 2002 году, умерло 30 пациентов, четыре из них были переведены из Грампианского региона, а три врача общей практики отказались от дальнейших контактов. Опросник по анкете проводился среди 138 женщин, имеющих право на участие; 121 (88%) были возвращены, из них восемь были пустыми или неполными. Результаты основаны на 113 из 138 ответов с полными данными (82%) (рисунок 1).

Среднее время после операции на груди составляло 9,1 года (с.ч. 1,8 года). Средний возраст женщин при наблюдении составил 62 года (с.г. 10,5 года). Большинство женщин в настоящее время состоят в браке (64%), а четверть женщин-ответчиков (25%) живут одни. Из 113 женщин, сообщивших о стойких ПМПС, 96 (85%) подверглись полной мастэктомии; 13 (12%) общая мастэктомия с удалением обеих грудных мышц; четыре (3%) подверглись подкожной мастэктомии.

Из 113 женщин, сообщивших о ПМПС в 1996 году, 59 (52%) женщин сообщили о наличии ПМПС с тех пор, 43 (38%) сообщили, что их боль была устранена, а 11 (10%) имели боль в других местах, не связанных с хирургией (например, артрит, боли в спине ). Кумулятивная распространенность ПМПС в среднем через 9 лет после операции составляла 52% (59 из 113) для последующей выборки. В общей сложности 42 из 113 женщин сообщили о наличии ПМПС в день обследования 2002 года, причем показатель распространенности баллов составил 37%. Из 59 женщин, сообщивших о стойких ПМПС, 45 сообщили о проблемах при использовании своей руки, а 24 все еще имели отек руки на стороне операции на груди.

Согласно предыдущему обзору в 1996 году, у 175 из 408 (43%) женщин был ПМПС в среднем через 3 года после операции. Исключая 62 пациентов, потерянных для наблюдения (умерших, не отслеженных, отказов и не корреспондентов) из знаменателя 408 и предполагая, что 233 женщины, которые были безболезненными в 1996 году, впоследствии не развивали ПМПС, наше второе исследование показывает, что 59 из 346 (17 %) у женщин будет PMPS в какой-то момент между средним 3 и 9 годами после операции (диапазон 7-12 лет).

источник

НА ВОПРОСЫ ОТВЕЧАЕТ СКВОРЦОВ ВИТАЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, кмн, врач-онколог, маммолог, пластический хирург

ВОПРОС:Доктор, у моей мамы после мастэктомии резко упал гемоглобин. Что Вы посоветуете? Как его поднять? И чем это вызвано? Спасибо.

ОТВЕТ:Здравствуйте! Давно была операция? У вашей мамы, скорее всего, если недавно была операция, есть гематома после пункций лимфы! Обратитесь к хирургу, который делал операцию! Намного упал гемоглобин? Не должен он так падать!

ВОПРОС:Виталий Александрович, я Вас задавала вопрос о маме, у которой после мастэктомии упал гемоглобин. После операции прошло 12 дней, гемоглобин 80. Спасибо вам.

ОТВЕТ:Здравствуйте! Скорее всего, у Вашей мамы было кровотечение! Но 80 это мало, надо обязательно поднимать!

Читайте также:  Болят мышцы рук компресс

ВОПРОС: Виталий Александрович, учитываются ли эмоциональные потребности пациентки при решении удаления молочной железы?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Множество факторов учитывается: от типа опухоли, от человека и его адекватного реагирования на ситуацию, от будущего образа жизни! Все учитывается! Как же без этого ?

ВОПРОС: Виталий Александрович, повышает ли выживаемость превентивная мастэктомия — удаление груди? Если повышает, то при каких молекулярных подтипах рака?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Конечно, можно рассуждать о том, что нет железы и нет рака, повышая выживаемость! Обычно профилактическую мастэкиомию делают при Brca1,2,3,4 мутациях! Но в нашей стране профилактическая мастэктомия ещё нешироко используется!

ВОПРОС: Виталий Александрович, сколько удаляют лимфоузлов при мастэктомии?

ОТВЕТ: Здравствуйте! При стандартной операции по Маддену и Пейти удаляются 3 уровня лимфоузлов в подмышечной области -у кого то это может быть 10 лимфоузлов,а у других 20 и более.

ВОПРОС: Виталий Александрович, когда можно принимать первый душ после мастэктомии?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Ответ- когда доктор разрешит, обычно это после удаления дренажа!

ВОПРОС: Виталий Александрович, какие физические нагрузки допустимы после мастэктомии? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Нагрузки имеют место быть, но дозированные. Более подробно Вы можете почитать в моей статье на сайте.

ВОПРОС: Виталий Александрович, как долго нужно делать перевязки после мастэктомии?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Этот период у всех разный, пока длится лимфорея, при мастэктомии это нормально. В среднем 1.5-2 месяца.

ВОПРОС: Здравствуйте, Виталий Александрович! Мой вопрос- через 2 месяца после мастэктомии у меня уплотнился и покраснел шов. Очень плотный на некоторых участках. Раньше был тонкий шов. Что это может быть такое и что делать?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Чаще всего это такой процесс заживления! До 6 месяцев он становиться более плотным , а потом наоборот. Красный потому что сейчас он прорастает сосудами и это как реакция! Иногда бывает и воспаление через 2 месяца, но обычно оно проходит после местных перевязок!

ВОПРОС: Виталий Александрович, после мастэктомии прошло почти 6 месяцев и до сих пор моя рука ограничена в подвижности. Что вы мне посоветуете?

ОТВЕТ: Причин для этого может быть много. Вы делаете зарядку и комплекс упражнений для восстановления? Вас надо смотреть, приходите на консультацию, и мы решим этот вопрос! Думаю, что Вам будет полезно почитать мою статью о том, как надо жить после мастэктомии.
http://www.skvorsov.ru/blog-breast-cancer/reabilitatsiya-posle-udaleniya-grudi

ВОПРОС: Доктор, у моей мамы после мастэетомии прошло 4 месяца, но до сих пор она чувствует боль в оперированной области. Насколько это нормально? И сколько долго длится процесс восстановления. Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это нормально и естественно, Вы можете подробно прочитать у меня на сайте информацию про восстановление и боли! Все мы разные и боли у всех длятся неодинаково! Надеюсь, что скоро у Вашей мамы все скоро пройдет. В среднем боли могут длиться 6 месяцев!

ВОПРОС: Виталий Александрович, можно ли носить украшения на оперированной стороне после мастэктомии. Я имею в виду браслеты на руке или кольца на пальцах. Или лучше этого не делать. Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Конечно можно носить украшения. Если у Вас будут явления лимфаденита, то кольцо вы не сможете одеть, а если у Вас нет признаков отека руки, то носите без проблем!

ВОПРОС: Виталий Александрович, всегда ли после мастэктомии бывает лимфорея? Это считается нормой? И как долго она может длиться? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте, это норма и естественно! Длится у всех по-разному — от месяца до 3-4 месяцев!

ВОПРОС: Виталий Александрович, после мастэктомии прошло 3 месяца и до сих пор болит шов. Это вариант нормы? И это место до сих пор онемевшее.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это является в Вашем случае нормой! Это все связано с операцией и скоро все симптомы должны исчезнуть!

ВОПРОС: Виталий Александрович, меня беспокоит отек после мастэктомии. Операция была 2 месяца назад. Есть ли у меня повод для волнения? Спасибо большое.

ОТВЕТ: Здравствуйте, повода для волнения у Вас нет, это естественный нормальный процесс после мастэктомии.

ВОПРОС: Виталий Александрович, если ли способы уменьшить лимфорею после мастэктомии? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Много лет с этой проблемой пытались бороться хирурги и, к сожалению, ничего не придумано, только пункции! Этот процесс обычно проходит потом!

ВОПРОС: Виталий Александрович, что будет если жидкость, которая образуется при лимфорее, не откачивать? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте, жидкость будет накапливаться под кожей и это будет вызывать дискомфорт, а самое худшее — это может произойти воспаление и нагноение раны!

ВОПРОС: Виталий Александрович, после мастэктомии прошло больше двух месяцев, но меня до сих пор беспокоит боль в руке. Как уменьшить эту боль в руке после мастэктомии? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Боль это естественное состояние в данном случае, ее можно снизить приемом обезболивающих препаратов! Скоро эта боль станет меньше!

ВОПРОС: Виталий Александрович, что такое мастэктомия по Маддену?

ОТВЕТ: Здравствуйте, это удаление груди с лимфоузлами всех уровней в подмышечной области по поводу рака молочной железы!

ВОПРОС: Виталий Александрович, через какое время после мастэктомии надо начать носить компрессионный рукав? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Носить рукав необязательно после мастэктомии, носить необходимо только если возникают какие-то осложнения, к примеру такие как лимфедема!

ВОПРОС: Нужно ли готовить организм к химиотерапии, когда начинать и как?

ОТВЕТ: Здравствуйте, такой необходимости нет, так как наш организм готов ко всему!

ВОПРОС: Виталий Александрович, есть ли способы как-то уменьшить выделение серозной и лимфатической жидкости после мастэктомии? И как называется этот процесс? Дренаж стоит седьмой день и до сих пор скапливается много жидкости — то меньше, то больше!

ОТВЕТ: Здравствуйте! Честно Вам скажу, что эта проблема висит в воздухе и никому неизвестно как ее решить. Много существует методик по прекращению лимфореи -так этот процесс называется, но все они неэффективны и лимфа все равно продолжает скапливаться в подмышечной области, но только время прекращает этот процесс, который в среднем длится около 1-2 месяца! Некоторые хирурги подшивают лоскуты кожи к грудной клетке в подмышечной области, кто-то в эту область вводит растворы, но повторюсь, что это все бессмысленно! Не верьте тому, кто обещает иное! У Вас скоро все пройдёт, потерпите!

ВОПРОС: Добрый день! У мамы после мастэктомии в дренаже скапливается вторую неделю жидкость с кровью, кровь темная, нормально ли это? Можно ли снимать дренаж, если жидкости мало, но есть кровь в ней. Если можно, то куда будет деваться эта кровь после снятия дренажа?

ОТВЕТ: Здравствуйте, вопрос о снятие дренажа решает ее хирург, это может быть от 5 дней до 15 дней! Этот не кровь , а сукровица, а если это старая кровь, то это была небольшая гематома под кожей, это бывает часто и в принципе нормально! Когда дренаж уберётся, то кровь лизируется (будет сгусток растворятся) и пункциями через иглу это все со временем удалится!

ВОПРОС: Виталий Александрович, чем отличается гистология от иммуногистохимии после мастэктомии?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Принципиально отличается!! Гистология- это строение опухоли, какой тип рака и оценивается поражение лимфоузлов. Иммуногистохимия — анализ этой же опухоли, который говорит как лечить эту опухоль! Это изучении рецепторов опухолевых клеток? Это кратко словами для обычного немедицинского человека!

источник

Операция по удалению груди, в результате возникновения онкологического заболевания молочных желез, это трудное испытание для женского организма.

Для полноценной реабилитации после мастэктомии необходимы физические и психологические старания от больной. Весомую роль представляют в этом комплексе лечебные упражнения.

Если первые послеоперационные дни проходят без осложнений, тогда женщину на второй или третий день отпускают домой с дренажными трубками в груди. Убирают их примерно через неделю во время контрольного визита к врачу. Медработник должен научить, как грамотно обращаться с дренажем и расскажет правила, которые позволят поддерживать гигиену тела. Восстановление молочной железы после мастэктомии длится продолжительно – до 6 дней.

После удаления молочной железы самыми сложными и болезненными считаются первые пару дней. Необходимо принимать болеутоляющие препараты, но исключительно те, что назначил врач. Спустя несколько дней боль потихоньку проходит. После операции подниматься необходимо спокойно, без резких движений, не поднимать руки над головой и не поднимать тяжести.

Реабилитационный период занимает примерно четыре недели. Систематически необходимо будет приходить на перевязки, а также аспирацию появляющейся под кожей жидкости после удаления дренажных трубок. Если жидкость скапливается и не рассасывается, тогда ее нужно удалять с помощью аспирационной иглы.

За это время на основании результатов анализов, биопсии и обследований назначается предстоящий курс терапии – химиотерапия, гормональная, лучевая терапия или смешанное лечение. Принудительно никто не заставляет больную принимать химиопрепараты или делать облучение.

Особое внимание после операции на груди нужно уделить швам. Их обрабатывают йодом, а после десяти дней, если нет осложнений, их снимают. Заживают они по-разному, одним не доставляют хлопот, а другие вынуждены обращаться к доктору повторно. Повторные швы накладывают после мастэктомии, если место зашивания отекает, тянет, расходится и не заживает.

Быстрое затягивание ран зависит от хода операции, локализации опухоли и степени ее развития, квалификации хирурга и следование его рекомендаций.

Если шов не затягивается нужно носить особое белье, делать перевязки, избегать переохлаждения и перегрева, обрабатывать рану антисептиками, противовоспалительными и заживляющими мазями.

Последствия, которые встречаются при мастэктомии:

  1. Ранние последствия.
  2. Поздние последствия.

Накопление лимфы считается частым явлением. Операция включает в себя рассечение участков молочной железы, которые содержат лимфатические сосуды. Для удаления ненужной жидкости ставят систему дренажей и при продолжительном лимфотечении требуется постоянно выполнять пункции жидкости.

Замечаются при появлении нарушения свертываемости крови. Если перевязывание повреждённого участка и применение кровеостанавливающих растворов и препаратов не дают результатов, то назначают повторную операцию для остановки кровотечения.

Для профилактики кровотечения из послеоперационной раны в первые сутки после операции может быть назначено переливание свежезамороженной плазмы, аминокапроновой кислоты и введение транексана, как внутримышечно, так и внутривенно.

Источниками бактерий, вызывающих воспалительный процесс, выступает кожа пациентки. Это часто встречается на практике и для предупреждения важно провести терапию из антибиотиков до начала операции и после неё.

Покраснение считается воспалительным процессом. Оно длится на протяжении нескольких месяцев. Как правило, оно проходит после местных перевязок.

Шишки чаще всего являются процессом заживления. До полу года они становятся более плотными, а потом наоборот.

На протяжении пяти дней после операции, температура является нормальным явлением. Более длительный характер жара свидетельствует о наличии осложнений, таких как: наличие дренажа, возникновение воспалительного процесса и вирусной инфекции.

Рожа, как и большинство инфекционных заболеваний, начинается внезапно и имеет рецидивирующий характер. Рожистое воспаление руки требует немедленного лечения антибиотиками, так как оно может осложниться язвой, кровотечением или абсцессом.

Что делать с ними? Как можно убрать?Образование келоидных рубцов – это разрастание соединительной ткани, которое появляется в месте повреждения кожи после операции.

Для лечения рубцов применяют гели и мази на основе силикона, они позволяют шраму рассосаться.

Также можно рассмотреть вариант возможности шлифовки рубцов. Выбор этого метода нужно обязательно обсудить с доктором.

Ограничение подвижности плечевого сустава развивается в результате возникновения рубцов в этой области и застоя лимфы в сосудах.

Время от времени пациенткам кажется, что болит удалённая грудь. Это вызывает чувство тревоги и опасения, болевые ощущения снимаются путём применения лекарственных препаратов и массажа.

Его образование связано прежде всего с тем, что при удалении молочной железы удаляются и близко расположенные лимфатические сосуды, так как они могут стать источником раковых клеток. Многие женщины после мастэктомии жалуются на отечность в руке со стороны удаления железы.

Увеличивается нагрузка на здоровую сторону, это может привести к нарушению осанки. Чтобы избежать данных последствий, больной важно делать особые упражнения, направленные на коррекцию осанки, носить специальные корсеты или бандажи.

Лопатка может болеть в связи с лимфостазом. В лечении используется:

  • лечебная гимнастика;
  • бинтование;
  • специальный лечебный массаж.

Далее на фото вы сможете увидеть, как выглядят осложнения после операции на груди у женщин.




Большинство осложнений после проведения мастэктомии считаются неизбежными. Но их важно своевременно обнаружить:

  1. Для профилактики кровотечения используют специальный электроинструмент, который останавливает кровотечение из мелких сосудов.
  2. Для профилактики инфекций используется обработка кожи специальным дезинфицирующим средством.
  3. Для предупреждения появления лимфостаза необходимо соблюдать назначенные меры профилактики. Необходимо предотвратить возможность занесения инфекции.
  4. При любом подозрении на возникновение рожистых воспалений необходимо побывать у врача, для того чтобы начать необходимую терапию.
  5. При возникновении уплотнений, припухлостей молочной железы или руки, нужно немедленно посетить врача.
  6. Диета, особое питание.
  7. Занятие лечебной гимнастикой и правильный уход за грудью.
  8. Ни в коем случае не использовать поврежденную руку для забора крови, измерения артериального давления, а также инъекций.

Мастэктомия является эффективным способом лечения. Для того, чтобы спасти свою жизнь, женщине необходимо решиться на такой шаг. В основном, прогноз после мастэктомии довольно благоприятный. Благоприятным он считается тогда, когда его выявляют на ранней стадии. А также при грамотном лечении.

В свое время удаление опухоли и курс терапии могут сохранить нормальную жизнь пациенту на длительный срок. Данная болезнь прогрессирует без лечения, что ведет к инвалидности и смертельному исходу. Женщина, которая узнала о своей болезни, должна настраивать себя на хороший исход, ведь это помогает в противостоянии с болезнью.По статистике благоприятный исход на первой стадии составляет около 99,9%, а на второй стадии – 80% выздоровления.

источник

В настоящее время уровень онкологических заболеваний достаточно высок. Это можно объяснить различными условиями: плохая экология, нездоровый образ жизни, большое количество химических добавок в продуктах питания. Среди всех раковых болезней одно из ведущих мест занимает рак молочной железы у женщин.

К большому сожалению, очень часто бывает, что обращаемся за помощью мы достаточно поздно, поэтому приходится грудь удалять, а это влечет за собой другие проблемы, например лимфостаз руки после мастэктомии. Вот с этим заболеванием мы и постараемся разобраться в нашей статье.

Операция по удалению молочной железы проводится уже в крайних случаях, когда врачи уверены, что другие способы лечения не дадут должного эффекта. Самое частое осложнение после операции – это отек верхней конечности, который развивается из-за появившегося лимфостаза.

Читайте также:  Болит яичко отдает в руку

Если после операции происходит нарушение оттока лимфатической жидкости, то говорят, что развился лимфостаз руки после удаления молочной железы. При этом происходит увеличение пораженного органа. Если такую проблему не устранять, то процесс перекидывается на соседние ткани, там нарушается микроциркуляция крови и лимфы. От такого состояния совсем недалеко до фиброза и трофических язв.

Если к этому добавить еще и рожистые воспаления, то до сепсиса рукой подать. Когда в результате операции происходит удаление крупных лимфатических узлов, то нарушается дренажная функция, что и приводит к отеку руки.

При лимфостазе наблюдается стойкий отек, который происходит из-за нарушения оттока тканевой жидкости. Если вам поставили диагноз лимфостаз руки, причины могут быть следующие:

  1. Операции с удалением лимфатических узлов, к которым как раз и относится мастэктомия.
  2. Рожистые воспаления.
  3. Хронические проблемы с лимфатической и венозной системой.

Независимо от причины, данное заболевание требует немедленного лечения, чтобы не дать развиться серьезным осложнениям. Бывают случаи, когда полностью удаляют лимфатические узлы и мышечную ткань, а лимфостаз не развивается, а у некоторых и при малейшем вмешательстве начинается сильнейшее осложнение.

Врачи различают несколько стадий в развитии лимфостаза:

Первая разновидность обычно развивается сразу после удаления груди, так как происходит повреждение лимфатических узлов и истекание лимфы. Этот отек еще называют мягким.

Поздний лимфостаз руки после удаления молочной железы может развиться и через довольно длительное время после операции. Чаще всего такими осложнениями страдают женщины, которые до или после операции подвергались облучению. Также их могут спровоцировать процессы рубцевания, что препятствует восстановлению нормального лимфооттока.

Не стоит самостоятельно принимать меры по устранению этой проблемы, необходимо обратиться к врачу, потому что часто поздний отек может сигнализировать о рецидиве онкологического заболевания. Если такое не подтверждается, то можно начать лечение лимфостаза руки после мастэктомии.

Обычно после операции женщина еще около трех недель будет находиться в больнице под присмотром врачей, поэтому при осмотре доктор может вовремя обнаружить проблемы с лимфатической системой.

Если отек начинает развиваться на более поздних этапах, то потребуется еще и консультация гинеколога, который обязательно поинтересуется:

  • Какая операция была проведена и сколько их было.
  • Были ли осложнения на ранних этапах после удаления груди.
  • Время, когда появился лимфостаз руки после удаления молочной железы.
  • Как протекает болезнь.
  • Какие препараты вы уже принимали.
  • Наличие других хронических заболеваний, например гипертонии, сахарного диабета, заболеваний сердца.

Так как заниматься лечением лимфостаза должен не гинеколог, он вам порекомендует обратиться к специалисту за адекватным решением данной проблемы.

Если заболевание протекает в легкой форме, то можно отметить появление отека руки, который обычно нарастает в течение дня, а после ночного отдыха проходит. К увеличению отеков может приводить физическая нагрузка или, наоборот, долгое неподвижное положение.

На этом этапе полностью отсутствуют необратимые изменения соединительной ткани, поэтому, если вовремя обратиться к лимфологу, назначенное лечение позволит вам избавиться от этой проблемы.

Средняя степень заболевания характеризуется отеками, которые не исчезают после отдыха. При этом происходит рост соединительной ткани, кожа натягивается и уплотняется, при этом можно чувствовать болевые ощущения. При стойком лимфостазе наблюдается повышенная утомляемость, судороги.

Если лимфостаз переходит на последнюю стадию, которая считается тяжелой, наблюдаются уже необратимые изменения в лимфатической системе. Можно наблюдать фиброзно-кистозные образования и слоновость. Эти изменения приводят к тому, что меняются контуры руки и нарушается ее функционирование.

Самым страшным является серьезное осложнение этого периода – сепсис, который может привести к гибели человека.

Терапия данного заболевания включает два этапа:

  1. Амбулаторное лечение. Назначает врач-лимфолог. На этом этапе лечение лимфостаза руки после мастэктомии сводится к следующим процедурам:
  • Ношение специального компрессионного трикотажа.
  • Массаж руки.
  • Магнитная терапия.
  • Медикаментозное лечение.
  • Лазерная терапия.
  • Соблюдение определенного режима питания.
  • Лечебная физкультура.

2. Лечение хирургическим способом, если лимфостаз руки при раке молочной железы не удалось победить консервативными методами. Показана операция также в тех случаях, когда заболевание быстро прогрессирует.

Если развивается лимфостаз руки, лечение должен назначить только врач. Наряду со всеми физиотерапевтическими методами используется медикаментозная терапия, при которой назначают:

  • Ангиопротекторы.
  • Флеботики.
  • Иммуностимуляторы.
  • Энзимы.
  • Антибиотики, если присоединяется рожистое воспаление.

Все названные группы препаратов в совокупности с процедурами дают возможность восстановить нормальный отток лимфы и укрепить стенки сосудов.

Эффективным будет не только массаж при лимфостазе руки, но и комплекс физических упражнений, который вам порекомендует врач. Все комплексы направлены на то, чтобы улучшить отток лимфы. Начинать занятия можно с 7-10 дня после операции.

После удаления груди женщина чувствует некоторую скованность в руке и плечевом поясе, от этого она начинает сутулиться, прижимать руку к телу. Это приводит к дополнительным проблемам в виде головной боли, спазмов, которые нарушают движение лимфатической жидкости.

Массаж и лечебная физкультура помогут избежать таких последствий или избавиться от них, если таковые уже имеются. Эффект будет зависеть от времени, когда начинаются занятия — чем раньше, тем лучше.

Выполнять предложенные упражнения можно сидя на кровати, расправив плечи. Каждое упражнение повторять от 4 до 10 раз. Не доводите себя до изнеможения, при появлении неприятных или болевых ощущений необходимо отдохнуть.

  1. Руки выпрямить и положить на колени ладоням вниз. Необходимо переворачивать кисти, только не напрягаясь при этом.
  2. Положение такое же, пальцы поочередно сжимать в кулак и разжимать.
  3. Руки надо согнуть в локтях, ладони при этом лежат на плечах. Медленно поднимать и опускать руки.
  4. Наклонитесь в ту сторону, где была сделана операция, опустите руку и совершайте ею небольшие движения взад-вперед.
  5. Надо поднять руку с прооперированной стороны вверх и удерживать ее в таком положении несколько секунд.
  6. Вдох — поднять руку перед собой, задержать дыхание и отвести руку в сторону. Выдох – опускаем руку.
  7. Совершать круговые движения в плечевом суставе.
  8. Соединить пальцы за спиной и выпрямить руки. Попытайтесь поднять руки в таком положении.
  9. Соединить руки за спиной в «замок» и прижать их тыльной стороной ладоней к пояснице.

Выполняйте все упражнения медленно, не торопитесь. В этом случае важна не скорость выполнения, а регулярность.

Лечащий врач вам обязательно порекомендует не только заниматься лечебной физкультурой, но и массировать руку с прооперированной стороны. Массаж можно делать самостоятельно, а можно попросить своих близких сделать его вам.

Перед тем как женщину выпишут из больницы, врач обязательно проведет с ней беседу относительно режима дня, тех комплексов упражнений, которые необходимо делать, а также покажет и расскажет о технике проведения массажа.

Вот несколько рекомендаций по проведению этой поцедуры при лимфостазе:

  1. Необходимо поднять вверх отечную руку и упереться в вертикальную поверхность, а второй при этом совершать поглаживающие движения от пальцев к плечу и от локтя к плечу. Можно при этом использовать специальные мази или кремы.
  2. Массажные движения необходимо проделывать со всех сторон. Они должны быть мягкими, спокойными и неторопливыми. Во время данной процедуры вы не должны ощущать боль и дискомфорт.

Не стоит паниковать, если вам поставили диагноз лимфостаз руки после мастэктомии. Лечение народными средствами в совокупности с другими способами терапии даст хорошие результаты.

В первую очередь народная медицина советует принимать мочегонные настои и отвары, которые не будут способствовать задержке жидкости в организме. Хороший эффект дает прием мочегонного чая, вот рецепт его приготовления:

  1. Собрать, высушить и измельчить листья черной смородины.
  2. Соединить их с таким же количеством плодов шиповника.
  3. Заварить 1 чайную ложку смеси 200 мл кипящей воды.
  4. Принимать перед едой 4 раза в день по 100 мл после того, как чай настоится.

Если вы спросите у народных целителей о том, как лечить лимфостаз руки, то они дадут вам массу рецептов. Вот некоторые из них:

  1. Компресс из творога и картофеля. Творог должен быть сухой, картофель натертый и без сока. Можно вместе их накладывать на больную руку или по очереди: сегодня творог, а завтра картофель.
  2. Одновременно с компрессами из картофеля и творога надо принимать настойку плодов софоры. Она способствует укреплению соединительной ткани, снимает воспалительный процесс. Чтобы ее приготовить, надо взять 50 грамм плодов, залить их 0,5 л водки и настоять три недели, периодически перемешивая. Принимать надо по 30 капель 3 раза в день натощак.
  3. Можно приготовить сбор из равных частей донника лекарственного, таволги, бузины черной, коры ивы и корня одуванчика. Взять 1,5 ст. л. смеси залить 0,5 л воды и кипятить несколько минут. Оставить настаиваться. Принимать по 100 мл три раза в день перед едой.
  4. Можно использовать такой компресс, который снимает отеки: заварить тесто из ржаной муки, добавить такой же объем кефира, лучше домашнего. Все хорошо перемешать и пропитать кусок марли. Наложить компресс на руку и закрепить, оставить до высыхания. Повторять можно несколько раз в день.
  5. Лимфостаз кисти руки можно лечить и натуральным соком свеклы, который надо пить по 250 мл в сутки.

Если вы будете сочетать народные рецепты с физиопроцедурами, медикаментозным лечением, то вам удастся избавиться от лимфостаза.

За своим весом надо всегда следить, так как лишние килограммы не добавляют нам здоровья, а при проблемах с лимфатической системой — тем более. Питание при лимфостазе руки должно быть рациональным и в разумных пределах, в конце концов мы едим, чтобы жить, а не живем, чтобы есть.

Любая пища может стать лекарством, об этом говорили еще древние философы. Можно дать следующие рекомендации по рациону во время лимфостаза:

  • Уменьшить количество продуктов, содержащих животные жиры.
  • Убрать из рациона копчености, колбасы.
  • Увеличить потребление свежих овощей и фруктов.
  • Не отказываться от цельных злаков в виде каш.
  • В рационе должны быть кисломолочные продукты.
  • Сливочное масло полностью не рекомендуется исключать, но большую его часть замените растительным.
  • Пища должна быть вареной, тушеной, а не жареной.
  • В дополнение можно добавить прием поливитаминов.

Вставать из-за стола необходимо с легким чувством голода. Это не только хорошо скажется на вашем здоровье, но и придаст больше сил.

Особое внимание необходимо обратить на количество жидкости, которую вы употребляете в течение дня. Оно не должно превышать 1,5 литра в день. Желательно это количество пить до 16-17 часов. Перед сном лучше не употреблять жидкость, если хочется, то можно позволить себе стакан кефира или фрукты.

После любой операции человек нуждается в восстановлении, а про удаление груди и говорить не приходится. Это не только физическая травма, но и большой психологический стресс для любой женщины.

Прежде всего, чтобы быстрее восстановиться после операции, а тем более если у вас лимфостаз руки после удаления молочной железы, особая роль отводится режиму дня. Для восстановления организму необходим отдых, поэтому ночной сон должен быть не менее 7-8 часов. Не засиживайтесь перед телевизором до полуночи, спать желательно ложиться в 22.00 или 22.30.

Чтобы сон был крепким и здоровым, необходимо принять теплый душ, особое внимание уделяя водному массажу больных мест. Многие врачи не рекомендуют принимать ванну. Для больной руки можно приготовить вторую, более высокую подушку, если у вас лимфостаз руки. Фото как раз демонстрирует, что такое положение более удобное.

Пока есть проблемы с лимфатической системой, то спать на больной стороне не рекомендуется, тем более класть руку под голову. После утреннего пробуждения необходимо уделить внимание утреннему туалету, небольшой зарядке и принять легкий завтрак.

Если вам не надо торопиться на работу, то можно прогуляться по парку. В домашних условиях можно снять бюстгальтер с протезом, чтобы тело отдохнуло. В течение дня рекомендуется дневной сон, он поможет быстрее восстановить ваши силы после операции.

Многие женщины практически сразу после возвращения из больницы бросаются в бой и начинают наводить порядок, стирать, убирать. Это категорически запрещено, ваши домочадцы должны это учитывать, и им придется взять большую часть забот на себя, если они хотят видеть маму и жену здоровой.

После мастэктомии организм будет длительное время восстанавливать свою лимфатическую систему. Насколько это происходит успешно, можно судить по наличию отеков на руке. Хорошим показателем может стать кольцо на пальце: если оно одевается так же легко, как и до операции, то все идет хорошо.

Тем, у кого имеется приусадебный участок или свой дом с участком земли, объем работы там также стоит существенно сократить. Если этого не избежать, то приготовьте для работы скамеечку. Как только вы почувствуете небольшую усталость, необходимо отдохнуть.

Не забывайте не только про область операции, но и про здоровую грудь. Старайтесь не допускать травм, толчков, особенно в переполненном транспорте.

Если вам не удалось избежать такого диагноза, как лимфостаз руки, лечение все равно понадобится, чтобы не допустить более серьезных осложнений. Но можно принять некоторые меры, чтобы свести к минимуму риск появления такого заболевания или вовсе его не допустить:

  • Следует убрать из своего гардероба вещи с тугими резинками и манжетами, чтобы не допускать передавливания лимфатических и кровеносных сосудов.
  • Пользуйтесь здоровой рукой для физического труда, ношения сумок и так далее.
  • Измерять артериальное давление необходимо на здоровой руке.
  • Каждый день старайтесь заниматься физическими упражнениями.
  • Как только вы замечаете некоторые изменения в руке, будь то покраснение, припухлость, боль, сразу надо обращаться к врачу.
  • В первый год после операции рукой со стороны удаленной груди можно поднимать тяжести не более 1 кг.
  • Не допускайте работы, которая требует от вас длительного положения с наклоненным вперед туловищем и опущенными руками.
  • Руку надо защищать от всех травм и повреждений, даже инъекции нельзя делать в нее.
  • Спите на спине или здоровом боку.

Если вы будете соблюдать эти несложные рекомендации, то у вас получится избежать такого осложнения, как лимфостаз руки после операции.

источник